На моём рабочем столе зазвонил телефон. Сняв трубку, я представился и в ответ услышал слова: «Добрый день, Анатолий. С вами говорит офицер ... из штаба Военно-Морских Сил Канады. Я бы хотел задать вам несколько вопросов конфиденциального характера.»
После такого вступления мои колени ощутимо размякли, и я полумёртво промямлил: «Чем могу вам помочь?» Read more... )
Давным – давно, когда я был молодым и бесстрашным, мне повезло побывать заграницей. За той самой границей, над которой висел внешне нестареющий, вечно нержавеющий железный занавес.

Бесцельно убивая время в одном из уютных курортных городков на побережье ихнего южного моря, я одиноко-настороженно сидел за столиком маленького кафе, скрупулёзно просчитывая свои финансовые шансы на покупку известных дерюжных штанов. Неожиданно ко мне подошёл достойного возраста мужчина и на ломаном английском языке попросил разрешения присесть. Выловив из памяти остатки от экзамена на кандидатский минимум, я сконструировал в уме гладкую фразу и бесшабашно выпалил: «Yes.» Этого было достаточно, чтобы незнакомец перешёл на местами неправильный, но всё же узнаваемый русский: «Вы из Союза?» «Да,» - позабыв про все меры предосторожности и многочисленные инструкции, ответил легкомысленный я.
После этого я не произнёс ни слова, так как говорил только мой кофе-партнёр.Read more... )

Ещё про иммиграцию.
Сидели мы как-то в аэропорту на Кубе в ожидании своего самолёта домой. Услышав наш с женой разговор, к нам присоединилась приблизительно наших лет русскоговорящая пара. Познакомились. Оказалось, летят они тоже в Торонто, мало того, в самолёте мы располагаемся в одном ряду. Уже при взлёте произошла серьёзная стычка моего нового, явно чем-то взвинченного знакомого с другим пассажиром, в которой я принял сторону нового знакомого, чем, по-видимому, и завоевал его доверие, на пике которого мне и поведали этот рассказ, о якобы друзьях наших новых знакомых. В нём бы не было ничего необычного, если бы не одно странное обстоятельство: к тому моменту я уже знал две идентичные истории подобных семей, иммигрировавших в Канаду из России.
Совпадение? Закономерность? Судите сами. Read more... )


Ещё про иммиграцию.
Иммиграции бывают разными.
Бывают надрывными, бывают безболезненными, бывают навсегда и в одну страну, бывают попробовать и в одну за другой. Бывают всей семьёй, а бывают и в одиночку, чтобы потом воссоединиться со своими любимыми на новой земле. В конце концов, люди сами решают, какую степень боли они в состоянии вынести ради лучшего будущего. Своего...
Я же расскажу Вам о том, на какие испытания способен обречь себя человек ради иммиграции другого.

Некоторое время назад из небольшой российской республики иммигрировала в Канаду семья. Не всё складывалось просто и сразу, но постепенно дела обустроились: муж стал приносить домой твёрдую зарплату, жена – назовём её Вика – открыла свой малюсенький бизнес. Один сын – в университете, другой решил посвятить себя армии своей новой Родины. Живут не шикарно, но и не бедствуют. И вдруг - горе! Read more... )

Снова про иммиграцию.
Ни за что не поверю, что у кого-то из нас – иммигрантов старшего поколения – не бывает таких моментов откровения с самим собой, когда в тишине предпочтённого одиночества перед затуманенным взором нашей впечатлительности начинают проявляться, как на мокрой фотобумаге, освещённой тусклыми лучами красного фонаря, живые картинки прожитого, накатывающиеся на отключившееся от повседневной реальности сознание невесомыми волнами, укрощёнными годами и усталостью. Таких моментов затерянности во времени, когда осколки нашей личной истории, по-детски бесшабашно разбросанные по уголкам седеющей памяти, начинают, словно стёклышки волшебного калейдоскопа, вращаемого рукой невидимого мага, неожиданно складываться перед нашим внутренним взглядом в красочные и неперестающие удивлять узоры былого.
Ностальгия. Эта неизменная спутница иммиграции. Read more... )

Снова про иммиграцию.
В новейшей истории России почему-то повелось иметь какого-нибудь да могильщика. Сначала на авансцену похоронного бизнеса самовыдвинулся пролетарий, гордо обозначивший свою роль как могильщик капитализма. Затем эта прискорбная миссия перешла к интеллигенции, скромно-застенчиво и подспудно-невидимо, как кроты, подрывавшей устои коммунизма, вооружившись для того лопатами знаний и упорно-ручной тягой к свободе и демократии. В наше время бархатно-траурное знамя, окаймлённое кистью от Безенчука, было подхвачено мускулисто-квадратными мозгами национал-...ов разных мастей, с упорством собак Баскервилей кинувшихся выгрызать чёрно-жопо-жидо-масоно-чурков нерусского происхождения в борьбе за чистоту исконно славянской крови.
Существенным отличием усилий современных Харонов от предыдущих является то, что жертвой этой гробовой кампании будет ни какой-то социальный строй или система, а вся страна под названием Россия.

Если Вы думаете, что ради этих нескольких умственно-отсталых фраз я и затеял всю бодягу, Вы ошибаетесь на такую же глубину, на какую способен ошибиться только наивный подросток, впервые оказавшийся в постели с опытной и тактичной в интимных оценках женщиной.

А теперь по сути и с объяснениями.
Живя в Канаде... нет, не так. Живя в Торонто, я очень серьёзно пересмотрел свои возрения на мир, те самые, казалось бы непоколебимо-устоявшиеся, которые сложились в моей зашоренной голове под влиянием ценностей предыдущей жизни, окружавшей меня с рождения. Один из таких замороженных постулатов, который я, будучи промытым до мозгов своих тазобедренных костей, принимал за аксиому, гласил, что белые люди - самые достойные, самые сильные, самые лучшие на этой планете. Теперь то я вижу, как глубоко я ошибался в своих суждениях.
Погрязнув в болоте относительного комфорта, предаваясь научным и культурным утехам вместо смертельно-опасной борьбы за выживание, пользуя помощь рабов, развитой медицины и душащей природные инстинкты гигиены, белая раса незаметно для себя превратилась в самое слабое звено земной цивилизации. Нет никакой необходимости в копании в анналах статистики или в результатах различных обследований, чтобы убедиться в том, что чисто белая раса начинает (незаметно для человеческого глаза) сползать в неостановимый кризис. Всё что надо сделать для подтверждения сей точки зрения - это поселиться в Торонто или в каком-нибудь другом мегаполисе-котле, будь то Нью-Йорк, Лондон, Лос-Анджелес или Париж.
Да, действительно, белое население Торонто официально объявлено меньшинством, но в этом нет никакой трагедии, по крайней мере, для меня, поскольку мой глаз отменил цветовые рамки и в состоянии с удовольствием отдыхать теперь на людях всех оттенков радуги, включая розовый и голубой. Я беззастенчиво и вожделенно (чего скрывать!) наслаждаюсь красотой женщин различных цветов волос, глаз и кожи, женщин, природная прелесть которых расцвела после нескольких недель ванн и пару месяцов достойного питания. Я не могу скрыть искренней улыбки, когда на улицах моего города вижу умилительные рожицы азиатских малышей или округлые очертания смуглых физиономий наследников несходящего природного загара.
"Ну, и что с того?" - спросите Вы. Да то, что оторвав взгляд от пышащего здоровьем бутуза и подняв голову повыше, я обнаруживаю одного белого родителя, генное наследие которого оказалось почти целиком потеряно для будущего, благодаря вмешательству мудрой и могучей природы. Природы, которая уже изобрела целебную вакцину против страшной чумы, уготовленной себе белыми людьми. Природы, которая вопреки человеческим предубеждениям указывает нам на единственно возможный выход из тупика, в который гонит себя развитая цивилизация. Выход этот - единая и неделимая раса.
Некоторые далекосмотрящие и, я бы не побоялся сказать, прозорливые политики уловили сейсмические толчки нашего мироздания и двинулись в спасительном направлении: на нашей планете появились и стали безудержно, как на дрожах, расти и расцветать современные Вавилоны, жители которых начали учить единый язык взаимопонимания, сделав выводы из трагического библейского урока.
Урока, тысячелетнюю окаменелость которого ростками своих жизней разрушают горожане Торонто, не пугаясь болезненных реалий долгого процесса.
Урока, катастрофические последствия которого не под силу переварить плоским мозгам национал-патриотов, падающих в истерический обморок при виде капли нерусской крови.
Такого простого урока. На всю человеческую жизнь.

Снова про иммиграцию.
Тянет человека туда, где рыбе глубже и траве зеленее, где солнцу ярче и ветру раздольнее, т.е. туда, где, как человек слышал, другим хорошо. И ему этого тоже хочется, несмотря на то, что и на своём месте всё отлично. И нельзя человека за это винить. Доверять не стоит, а винить нельзя. Ведь даже Икар не устоял перед соблазном, чего уж о нас, смертных, говорить.

Свела нас судьба с парой (пусть будут Витя и Лара) бывших земляков, к тому моменту свежих иммигрантов. Нормальные ребята. Да не заладилось у них здесь в начале. Он в России отличным хирургом был, она - терапевтом. А тут - никак! Не признают их в Канаде за врачей, хоть убейся.
Деньги быстро кончились, есть что-то надо, вот Витя и начал пиццу развозить и по ночам на бензоколонке работать. Ларе помогли устроиться на конфетную фабрику. Врача! Фантики заворачивать! По знакомству! Как тут в отчаяние не впасть. Но Витя - молодец, смог устроиться в какой-то лаборатории при медицине и жену туда же перетащил. Понял он, что без местного образования никуда не двинется и начал упорно учиться, чтобы экзамены на врача сдавать.
Не так, чтобы шикарно как в России, но начали они обживаться, мебель прикупать, в местную жизнь встраиваться. Уж года два прошло. Лара же, как мы позже узнали, всё это время нещадно пилила Витю за переезд в Канаду, поскольку поняла, что врата в золочёный рай и не собирались сами распахиваться. Пилила, и допилила. Бросили они всё и в одночасье вернулись в Россию. Приехали в родной город, где всё и вся знакомы и, не откладывая дела в долгий ящик, пошли в свою больницу. А им там от ворот - поворот. Бывшие коллеги - здравствуй-до свидание, хорошо, что ещё открыто не радуются их неудаче. Главврач, раньше гордившийся таким хирургом, сейчас о восстановлении, хотя бы стажёром, даже и говорить не хочет. Недолгого мыкания и обивания порогов было достаточно нашим героям, чтобы понять, на что они здесь были не нужны. Если в двух словах, то: "На хер."
Как Вы думаете, что их спасло? Капитализм! Тот самый, который продаёт авиабилеты с возвратом домой дешевле, чем в одну сторону. Именно такие, по явным экономическим соображениям, и были у наших знакомых. Ровно через три месяца Витя и Лара вернулись в Торонто. Тут капитализм опять продемонстрировал им свой хищный оскал: их здешний шеф, не вдаваясь в детали, восстановил их обоих на работе.
Вскоре мы встретились, и я спросил Витю: "Ну, что? Стоило столько нервов, времени и денег потратить?" "Стоило," - отвечает. "Хороший урок получили. Дорогой. На всю жизнь запомнится."
Пути наши разошлись, а совсем недавно сталкиваемся с ними опять. "Как? Что?" Оказывается, они трудом и усердием преодолели невзгоды и сдали экзамены на врачей. Я, искренне радуясь их успеху и воле, начинаю поздравлять обоих от всей души и вдруг, сквозь звуки собственных праздничных фанфар, слышу: "Через пару месяцев уезжаем в Штаты. Там и врачом легче быть и зарабатывают они намного больше."
Видимо, что-то несъедобное нарисовалось на моём лице, потому что Витя и Лара быстро распрощались и ушли.
А я остался стоять с открытыми ртом и вопросом: А как же "Хороший урок" и "На всю жизнь"?

Снова про иммиграцию.
ТРАКТАТ. Израильтяне в Канаде.

Заключение.


Здесь Вступление.
Здесь Глава.

Надо Вам доложить, что Канада чуть ли не вся состоит из различных меньшинств, гораздо более мелких по размеру и влиянию, чем еврейское, но научившихся при этом кричать о своих проблемах ещё более громко, чем в своё время еврейское. Ко всему, либерализм и всетерпимость в Канаде достигли таких пределов, что в первые ряды "жертв народного неприятия" вырвались гомосексуалисты, вытолкавшие евреев как локтями так и воплями о притеснениях с почётного первого места самого подавляющего меньшинства в мире. На евреев в Канаде уже никто не обращает пристольно - злодейского внимания.
Возникла парадоксальная ситуация: бывшие израильтяне, нынешние "обычные" евреи, становятся в не своей стране своими, уважаемыми и почитаемыми гражданами. С одним, правда, условием: указывать другим как жить им уже не дано.
Именно эта двойная потеря: потеря недавно ещё реально осязаемого статуса гордого лидера - завоевателя/защитника Родины и потеря исторического статуса изгоя, открыто ненавидимого всем остальным миром, ведёт к ноющей в душе ностальгии по хоть какому-нибудь выделяющему из толпы особому положению, к внутреннему дискомфорту, к психологической дезориентации, к неудовлетворённости своим бытием. Вот тут и начинается заполнение вакуума неопределённости всяческим барахлом якобы аргументированного недовольства.
Достаётся, конечно же, Канаде - приютившей их стране.

1. "Хоть в Израиле и жарко, но зато в Канаде - холодно."
- А то никто этого заранее не знал и сильно спорил.
2. "Израиль - ух какая по-европейски развитая страна, а Канада - так себе, сырьевой придаток США."
- Так оно и есть. Ведь Канада - всего лишь вторая по богатству на душу населения страна в мире, где третья - далеко-далеко позади.
3. "В Израиле есть "Хайтек", а Канаде "Хайтека" нет - есть только дрова да нефть."
- И тут я согласен: Израиль - единственная страна, где есть "Хайтек", больше его нигде на свете не существует. В мире есть всякие там IBM, Microsoft, Nortel, Corel, Bombardier, Celestica, но вот "Хайтека" нет - как-то незаудалось. (Я когда это слово "Хайтек" впервые в Израиле услушал, думал, что смех так никогда и не смогу остановить.)
4. "В Израиле все овощи и фрукты свежие и вкусные."
- Даааа... ещё бы в южной аграрной стране не было своих фруктов и овощей. В отличие от северной Канады, где практически всё - привозное.

Но главное будет сейчас!
Я вот на пол поудобнее улягусь, а Вы меня начинайте совковыми лопатами окучивать. Только не по голове, пожалуйста, не по голове.
5. " В Израиле больше сортов йогурта и он, как все остальные молочные продукты, гораздо вкуснее."

Всё! Меня прижали к грязной стенке! "Израиль - лучшая страна в мире!" - это я Вам говорю как канадец, убеждённый вескими и неотразимо высосанными из пальца аргументами.


Не ехидство и издевательство являлись целями моего "трактата" (хоть без них, как у меня обычно водится, и не обошлось). И, конечно же, не Израиль, который я полюбил и уважаю за всё достигнутое, был предметом моей критики. Была всего лишь попытка осознать корни недовольства многих бывших израильтян в Канаде, куда они добровольно приехали, покинув свою Родину в поисках безопасной и успешной жизни. Каковой бы можно было безоговорочно наслаждаться, предприми они трудную, но благодарную попытку чуток изменить свой менталитет.
Как, впрочем, и все мы остальные.

Снова про иммиграцию.
ТРАКТАТ. Израильтяне в Канаде.

Глава.


Вначале прочти Вступление.

Долгие века притеснения и остракизма оказали гнетуще-определяющее влияние на характер и жизненную позицию еврейского народа, который под воздействием постоянного шпыняния сжился, в конечном итоге, с образом горестной жертвы, не упускающей однако никакой возможности громко пожаловаться на свою незавидную судьбу.
Недавние (в историческом масштабе) события в развитии мирового сообщества продемонстрировали серьёзные изменения тысячелетней ситуации. Во-первых, было воссоздано государство Израиль. Во-вторых, во многом под влиянием первого, постепенно скорректировались взгляды правительств развитых держав (не людей, позволю себе заметить) на проблему антисемитизма. Последствием таких подвижек в руководящих подкорках стало принятие многими прогрессивными странами законов против проявления этого мерзкого атавизма, взращённого на теле человечества прародителями незабвенного попа Гапона.
В результате сего неожиданного и резкого поворота глобуса у евреев выскользнула из-под ног почва для вечных обид и вселенских стенаний, но зато в руках оказалось серьёзное оружие для приведения к порядку "несогласных" - военная машина Израиля, который к своему собственному удивлению стал со вкусом примерять империалистические кафтаны, разрабатываемые в ведущих домах мод Нового Света.
В свою очередь эти "новшества" (Израиль - не первый и, увы, не последний) привели к непостижимой метаморфозе: появился новый тип еврея - современный израильтянин - достойный гражданин нувориша империалистического клуба: уверенный в себе, ни на йоту не сомневающийся в своей правоте, научившийся ходить не сгорбившись и без оглядки, указывать другим как жить, усваивать расистские взгляды даже внутри своей собственной страны, гордо маршировать под своим знаменем в военных походах по своим и чужим территориям.
И вот эти израильтяне (по рождения ли или уже по "воспитанию") под давлением каких не то обстоятельств (не моё дело вникать в такие подробности) покидают свою Родину. Многие из них эмигрируют в Канаду - страну во многом диаметрально противоположную (на данный исторический момент) Израилю и начинают терять привычную основу под ногами. Они понимают, что в силу изменившихся обстоятельств приходится сказать "Гудбай" статусу командиров жизни, который остался далеко позади и который им в Канаде никто не обещал. Понять-то умом это можно, душой смириться тяжело. Ну, да ладно, из статуса израильтянина можно было бы вернуться в статус еврея, привычно ненавидимого всегда и везде. Но и здесь их ждёт "разочарование". Да, действительно, евреи опять попадают в разряд меньшинства, но теперь уже никем не презираемого, а скорее даже наоборот. В Канаде полно еврейских обществ, много синагог, еврейские праздники настолько почитаемы, что на их время закрываются многие школы и Университеты, по улицам открыто ходят ортодоксы в своих мохнатых шапках, и никто не указывает на них пальцем, или, Боже упаси, кидает в них камнем.


Просьба ко всем, кому будет не-в-тоску читать Заключение. :
Приготовьте бейсбольные биты или, на худой конец, совковые лопаты - они Вам могут понадобиться.
Серьёзно писать я не умею, а смешно, как оказалось (по мнению многочисленных доброхотов с советами), у меня не получается. Вот я и решил написать филосовский трактат.

Филосовский трактат - это творение, в котором нет ничего смешного, тем более серьёзного, и где полное отсутствие каких-либо мыслей (даже заезженных, не говоря уже о свежих) и новизны заменяется сложносочинённым набором слов, выстроенных в труднопонимаемом порядке и ведущих, зачастую, к абсолютно непредсказуемым выводам.

ТРАКТАТ. Израильтяне в Канаде.

Введение.


В современном мире продолжает существовать империализм. Как и всё подвластное человеку, он - империализм - путём искусстной пластической операции изменил своё лицо и очертания, оставив при этом неизменной свою сущность: насильственную экспансию во имя чьих-либо узких, но далекоидущих интересов. В наши дни прямое "географическое открытие" уже обжитых чужих территорий стало практически невозможно и почти неприлично, и поэтому его заменила завуалированная экспансия, официально именуемая государственными аппаратами "Расширение сферы интересов", "Оказание экономической помощи", "Защита своей (и не своей) территории от настоящих и будущих посягательств". Сопровождаются перечисленные действия тяжеловесных государственных машин мощнейшим прикрытием пропагандистской канонады, служащей для смягчения, округления, затушевания, забвения, сглаживания последствий элегантных манёвров слона душевного участия империализма в посудной лавке горемычного объекта его интересов.
Конечно, многие страны предпринимали и продолжают предпринимать упорные попытки войти в историю, хоть на недельку, путём хождения по болезненным мозолям их окружающих. Но их потуги умирают всуе, поскольку элитный клуб империалистических держав мал, плотносколочен и не потерпит изменений Status Quo.
На мой необразованный взгляд, держав таких всего три: конечно же, США, Россия и - не удивляйтесь - Израиль.
"Вы можете тут спорить хоть до ночи,
Я мнение своё не изменю". (Цитата). И в объяснения пускаться не собираюсь.
Для чего было всё это вступление Вы поймёте очень скоро, поскольку перехожу на личности.

Прямым следствием принадлежности к империалистическому государству является манера поведения его важнейшей составной части - большинства его граждан, ибо никто ещё на Земле не научился прививать иммунитет против болезни под названием "агрессивный патриотизм" (пропаганда работает, помните?).
Я мог бы долго и пространно разглагольствовать здесь о поведении американцев или россиян, но не они являются объектами, обсуждаемыми в этом трактате, а израильтяне, вернее, бывшие израильтяне.
Вот к ним и перейдём. В следующей части. На следующей неделе.

Продолжение.
Есть такое выражение "Еврейское счастье". Счастье ли это и только ли еврейское - Вам судить, после того как прочтёте написанное здесь.
Историю эту я услышал не из первых (но из близких к источнику) уст, хотя с самим её "героем" несколько раз пил водку в компаниях, но как-то не сошлись.
Для простоты повествования назовём действующих лиц: "герой", "жена героя", "тёща героя", "муж тёщи".
А вот и история.

Жил наш герой в Израиле с молодой женой и детьми. Решил эмигрировать в Канаду, при этом, как всегда, обхитрив всех остальных. Приехал в Канаду как турист с парой чемоданов и после окончания визы - "потерялся". Прошло какое - то время, деньги кончились, работы найти не может, прав на жительство никаких нет. Доведённый до полного отчаяния, в одно утро он вышел на улицу, сел на придорожный бордюр и заплакал. Буквально. Мимо ехал добрый человек, как оказалось венгр - иммигрант, остановился (Канада!) и обо всём расспросил. Произошло чудо, и этот венгр в считанные дни помог нашему герою с работой. Стал он работать на странную китайскую организацию, прилагая свои настоящие знания в области ремонта печатных устройств.
Почему же, спросите, организация странная? Потерпите.
Если помните, герой в Канаде нелегально. Взял и допустил, казалось бы, роковую ошибку - купил подержанную машину и зарегистрировал её на своё имя. Дальше - дешёвый детектив. В один прекрасный день его авто со всей семьёй внутри окружают три полицейские машины с воющими сиренами (оказывается, наши стражи даром хлеб не жуют). Прилюдно выдёргивают героя наружу и в наручниках кладут на капот. Всё сходится по полицейскому компьютеру - скрывающийся нелегал. Всё, да не всё. Наш герой достаёт из кармана настоящий (не поддельный!)документ, утверждающий, что он со семьёй - легально живущие в Канаде иммигранты. У полицейских лезут глаза на лоб, и после достойной проверки герой выпускается на широкие просторы Канады.
При чём здесь странная организация? При том, что это она сделала нашему герою бумагу через консульство в (следует название американского города), куда он, естесственно, и носа не показывал. (Я эту подробность знал, в отличие от иммиграционных властей).
Ещё какое-то время спустя наш герой был отпущен странной организацией на "вольные хлеба" - продолжать чинить печатные устройства (кто их чинит в наше время?!), но уже на дому. Дело так успешно пошло, что в кратчайшие сроки герой покупает себе добротный дом полностью за наличные, не беря ссуды в банке (?!). Этого мало - он начинает пристраивать к дому флигиля.
Да не всё так прекрасно в счастливом королевстве. У жены героя почему - то (может, знает много, посколько является бухгалтером геройского бизнеса?) происходит сильнейший нервный срыв.
В это самое время в Москве живут тёща героя со своим мужем. Он - чин в Миннистерстве, она - кто-то по охране воды. А как мы все знаем, кто охраняет, тот всегда хорошо имеет. В общем, добротно они живут, приближаясь к счастливому пенсионному возрасту. Узнав о сильнейшем недуге дочери, тёща бросает всё, хватает мужа и оба эмигрируют в Канаду, благо, что герой оформил им спонсорство. Спонсорство, от которого он тут же отказывается, как только тести приземляются в Канаде. Так эти пожилые люди, вырванные из своей среды, без языка и серьёзных средств к существованию оказываются на грани нищеты. Государство кое-как сподобилось, и стали они жить в дешёвом аппартаменте, разносить рекламки по домам и мыть оффисы по ночам.
Но главное для стариков, чтобы дочь выздоровела. Она, будучи молодой, одолела-таки недуг и постепенно оклималась. И печатные устройства закрутились с новой силой. Старый дом был продан, и новый - в два раза дороже и в крутом районе - был куплен. Опять за наличные и без ссуды.
К сожалению, у тёщи от всего этого стресса и "счастливой" старости обострилась её давняя болезнь, у её мужа сдало сердце, и они уже не могли больше работать. Государство снова озаботилось, т.к. подошёл их пенсионный возраст, и им выделили мизерную пенсию на семью. Правда, с серьёзной помощью по медицине.
А у молодых дело спорится как ни когда. Вот уже и яхту купили, да такую, что даже в их придомовой амбар не лезет. На озере стоит.
Неожиданно, у тёщи обнаруживают страшную болезнь и срочно кладут на операцию. К досаде молодых, поскольку теперь некому будет присматривать за их шикарным доминой, пока они, не дождавшись результатов операции, отправляются в круиз по северным озёрам Онтарио насладиться своей новой покупкой. Слава Богу, что у героя подросла дочь, которая и за домом последит и за бабушкой поухаживает.
Всё и по сей день так.
Медицина вцепилась в тёщу железной хваткой и не даёт ей забыть про этот мир, муж тёщи с трудом держится на ногах от горя и своей собственной хвори, герой с женой продолжают печатать деньги, простите - оговорился, чинить печатные устройства.
А я сижу и думаю, чем же так притягателен Мефистофель людям, что они готовы ему свою душу заложить?
Почему никто не учит урок, который он преподал Фаусту?
Такой простой урок. Казалось бы, на всю человеческую жизнь.

Снова про иммиграцию.
Люди очень быстро привыкают к хорошему. Отвыкают с трудом и страданиями. Привыкают легко.
И вот равноправная, по их собственному мнению, публика из какой-нибудь южно - зачумазной страны, в которой самое ближнее, что лежало к гигиене, были шершавые листья местной растительности, неожиданно для самоё себя становится в Канаде не на шутку требовательной, когда дело касается бесплатной (три раза подчёркиваю - бесплатной!) медицинской помощи.
Ещё бы - ведь эти же равноправные люди совсем недавно обладали роскошью быть лечимыми Самим Главным Шаманом, обычно осуществлявшим три обскока вокруг хворого с последующим ударом палкой по этого же хворого башке. Процедура обычно заканчивалась тем, что оба - шаман и болезнь - уходили, справедливо разделив между собой трофеи: шаман уносил поднесённую в виде дара жирную и ещё почти свежую крысу, а болезнь - ударенного по башке.
Но нынече уже Вам не то что давече. Мы все быстро приспособились качать права, благо те, кто научился читать, могут слышать о них - своих правах - каждый день по телевизору с включёнными титрами.
Мы недовольны тем, что вынуждены сидеть в ER (приёмный покой) госпиталя пару часов, пока врач(!) найдёт минуту посмотреть на прыщ, вскачивший на нашей жопе; мы жалуемся, что своей очереди на СТ (eщё хуже - на MRI) иногда приходится ждать месяц, хотя голова не перестаёт периодически болеть, причём совсем не так как у соседа; мы поднимаем вселенский вопль, когда нам говорят, что вторую операцию по замене нам тазобедренных суставов сделать уже завтра ну ни как, поскольку существуют и другие, всё ещё стоящие за первой парой; мы исходим на пену, как только кто-нибудь повыше предлагает ввести платные клиники (не трогая при этом существующую систему), чтобы резко поубавить количество "больных", поскольку нам кажется, что это приведёт к неравенству в среди нас, и канадские медицинские работники начнут различать нас не только по цвету нашего поноса.
Должен громко заявить: " Полностью согласен. Всё - по делу."
Мало того, я бы даже предложил особо ретивым съездить на экскурсию назад на родину, как это и сделал один наш знакомый, пару дней назад вернувшийся домой в Канаду. Вот его история.

"Будучи в гостях у отца (крупный город на Алтае), я решил навестить своих бывших коллег на станции скорой помощи. Между вкусным борщом и рюмкой водки удалось мне услышать несколько телефонных разговоров врача со звонившими за помощью."
Разговор первый.
" Ты мне про сердце кончай. Говори - пил или не пил? Я тебя по-хорошему спрашиваю - Пил? То - то же! Сколько пил? Ты мне голову своим сердцем морочить будешь или отвечать? Сколько? Что ты мне про бутылку заладил! Я спрашиваю - Сколько дней пил! Два? Три? Что ты скромничаешь - "Три", небось уже неделю загружаешь! Адрес то помнишь? А сам то дойти как? Ну, полежи, полежи, должно пройти."
Разговор второй.
"Вы, чё, все, сегодня как с цепи сорвались - звонить взялись. Это тебе, чё, телевидение по заявкам? Что ты толдычишь, что голова болит. Ты сам то таблетку выпить не можешь, что ли? Ну и что - не помогает, а вторую выпить я тебе говорить должен, или сам догадаешься?"
Разговор третий.
"Кто тебе сказал, что нога сломана? Ты, что, врач? Ну так и лечись сам. А коли нет, так сиди тихо и адрес говори."

Думаете, во всей этой заметке урока то и нет?
Неправда Ваша - есть!
"Не болейте, мои золотые, нигде. Ни в Канаде, ни, Боже Вас упаси, на Вашей бывшей родине."
Вот такой простой урок. На всю жизнь.

Снова про иммиграцию.
На нашей конфетной фабрике решили перестелить полы и сделать их блестяще-кафельными. Пригласили соответствующую бригаду. Меня приставили смотреть, чтобы у них конфеты не кончались. И так получилось, что один из них - цементо-бетоно-мешальщик - оказался русскоговорящим украинцем.
Болтать я люблю. Особенно в рабочее время. Так и познакомились. Вот его история.

"Жил я на Украине, да не тужил. Я из бывших военных (училище имени кого-то закончил), поэтому порядок люблю. Когда пришли коммерческие времена, организовал свой бизнес. На мою беду встретил я дурака, который мне расписал, что есть такая страна Канада, где всё на дорогах лежит, а народ ленивый, не хочет это всё с дорог подбирать. Раздолье для стать богатым. Собрал денег и рванул в турпоездку, оставив дома жену и наследника. Когда виза кончилась, решил-таки я остаться, попробовать. Надо обращаться за статусом иммигранта. Тут умные законники подсказали притвориться цыганом - цыган всегда и везде притесняют. Так я - голубоглазый блондин - и сделал. Назначили мне слушание через год, при этом прямо сказали, что слушание будет проходить на Рома (цыганский язык). И вот я, работая днём за наличные на всяких подсобных работах (больше на стройках), стал по вечерам брать уроки языка у настоящего цыгана. Как нашёл? Законники всё знают. Платил, конечно платил. Сидел и учил по ночам как проклятый. Один, без семьи.
Год прошёл. Я на экзамен-слушание, а там сидит не настоящий цыган, а канадец, выучивший Рома. Как я. Я его и прошёл. Получил статус, вызвал семью. Живём здесь вот уже года три. Видишь, чего я добился - работаю как ишак! Так вот всё это дерьмо и мешаю. Правда, подучился, начинаю сам плитку класть. Иногда доверяют. Если бы я сейчас того идиота встретил, ноги бы ему собственоручно оборвал. Какой бизнес бросил!"
"А какой бизнес-то был?" - спросил я.
"А ездил я в Германию и там на улицах собирал всё, что немцы выкидывали. Они ребята аккуратные. Если что не работает, они электрический шнур отрезают. Если же шнур на месте - вещь, как вещь. Стара для них, а нам - как раз. Вначале всё поездом таскал. Потом на ноги встал - свой грузовик уже почти выкупил. Притащу всё это к нам, почищу, подмажу и продаю. А как же - я мужик с руками!"
На том мы и расстались. Так я думал.
Через пару - тройку недель он мне вдруг позвонил. Понравился я ему, что-ли? Звонит и спрашивает: " У вас там, в округе, дома случаем не продаются? Вот, думаем, не купить ли."
У нас вокруг фабрики район действительно замечательный.
Я ему: "А как же домой? Бизнес?"
"Пацану здесь здорово нравится, жена постепенно привыкает, начала потихоньку учиться. А бизнес... Нету никакого бизнеса. Я его весь брату своему оставил. Так он его, сука, жлоб, прапорщик - что спросишь, весь до последней копейки пропил! Вот теперь понемножку матери деньги отправляю, чтобы было ей на что жить. Только бы он не узнал. Отоберёт."


Не моя это история. Не мне и выводы делать. А потому и не будет сегодня моей фирменной фразы в заключении. Сами решайте. Урок это или не урок.

Снова про иммиграцию.
Мы все являемся продуктами той страны, где мы родились, того общества, в котором мы росли и воспитывались. Хотим мы этого или не хотим. Нравится нам это или не нравится.
Прописная истина, которую я часто забываю.
А вспоминаю я об этой истине, когда к горлу подступает гордость за изумительную литературу, которую подарила миру Россия, или за гениальную музыку, родившуюся в недрах мятежных российских душ. Или когда я наблюдаю с выпрыгивающим из груди сердцем, как Машутка Шарапова бьётся наотмашь с сильнейшими теннисного мира сего. Или когда благодарю свою бывшую родину за то великое понятие интеллигенции, возникшей и доселе существующей только в России вопреки отребью, которое пыталось утончить её до уровня прослойки.
Или даже за всё то, что я всю свою сознательную жизнь, искренне заблуждаясь, считал убогой пропагандой и лакированой до уродливости ложью. Ложью, которая на самом то деле оказалось сущей правдой. Только в совсем другой стране - в Канаде.
Я вам спою, если вы мне не верите:
"Широка страна моя родная,
Много в ней лесов, полей и рек.
Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек."

И как бы ни было тяжело человеку в иммиграции, значительно легче будет тому, кто, не вышвыривая своё прошлое в мусорную корзину беспамятства, готов учить и впитывать всей душой уроки новой незнакомой жизни, какими бы мелкими и незначительными эти уроки не казались на первый взгляд.

А вот и сама маленькая история.
Лечу я на днях ранним утром на работу. Улицы города широки и почти пустынны. Настроение ещё не испорчено мелкими неуладками грядущего дня. Вдруг вижу, как впереди к перекрёстку строевым шагом подходит мужчина. Чётко приставив одну ногу к другой на раз - два, останавливается у самого края тротуара, поворачивается в мою сторону всем телом и, нагнув голову набок, наблюдает за моей приближающейся машиной. Дождавшись, когда моя машина полностью остановилась, он широко во всё лицо улыбается мне, приветливо машет рукой и, чётко отбивая шаг в такт с отмашкой рукой, марширует через перекрёсток. Срываюсь с места и неожиданно для самого себя вслух произношу: "Какая умница!", отлично осознавая, что только что передо мной прошагал ментально больной человек. Весь день у меня было великолепное настроение. Потому как начался он с искренней улыбки.
В тот день больной человек преподал мне, здоровому, потрясающий по силе урок.
Вот такой простой урок. На всю жизнь.

Предыдущие излияния души про иммиграцию.
Всем известно, что очень важно, по крайней мере, в начале, после иммиграции в новую страну найти работу, которая бы лежала в области твоих знаний и умений. Хорошо бы, чтобы за неё и платили бы соответственно. Многие идут на временные жертвы, учат привычки и традиции новой страны, берут соответствующие (или абсолютно другие) курсы, волонтирят и т.п. И всё это правильно, без сомнения. Чаще, чем нет эти усилия приводят к желаемым результатам.
Но есть и другой путь. Для счастливчиков, специально избранных Богом по принципу "Дурачок наивный? От чего ж не помочь". Что со мной и произошло.

Живём в Канаде уже пару месяцев. Деньги - на исходе (почти), работы - нет (совсем), машину не купили (никакую). Вдруг подворачивается мне возможность посетить один местный Институт околовсяческих наук. Иду, конечно. Смотрю на разные достижения, при этом, по своей активной привычке, пытаюсь что-то мявкать на диком английском. То ли от усталости от моей непроизносимой любознательности, то ли потому, что люди здесь очень воспитанные, мне, чтобы от меня отвязаться, сообщают, что в этом институте работает женшина наук, тоже говорящая по-русски. Не хотел ли бы я с ней встретиться?
Встречаемся. Беседуем. Она проявляет искренний интерес к тому, что я умею и знаю. Я разворачиваю перед ней полотно моих достижений в области заворачивания фантиков. После милого разговора - хорошо хоть запомнил её имя - расходимся со спасибами и обещаниями "увидеть тебя soon", как это и полагается в приличных кругах. Всё.
Недели через две, около десяти часов ночи, звонок. Звонит эта женщина (!!!???) и говорит, чтобы я немедленно пришёл к ней домой, поскольку есть серьёзный разговор. (Циники, не забегайте вперёд.) Жена бросается наперерез и кричит, что не отпустит так поздно на ночь глядя идти пешком - вот это сила предыдущего опыта жизни! Отбился и таки через 45 минут дошёл. Весело, с несколькими предложениями проезжающих мимо подвезти.
Встречает она меня с мужем, садит за чай и говорит: "Помню, ты умеешь фантики заворачивать. А тактические ракеты сможешь?" "А чего же нет", - говорю, - "Всё зависит, во что". "Не во что, а куда. Налево и направо." Я редко сомневаюсь в своих способностях, но тут как-то стушевался. "Не волнуйся", - говорит, - " Мы в тебя верим. Ты только на интервью про фантики не говори, а всё на заворачивания нажимай". "На где?", - спрашиваю. "На интервью, когда будешь резюме отдавать". "Кого отдавать?" - совсем уж не хотелось с чем-то распрощаться, поскольку ещё и семью надо было кормить каким-то образом. " Вот тебе книга", - говорят, - "Учи за ночь термины. Завтра едешь туда-то. Фирма серьёзная, так что уж поднажми". И, узнав, что к ним я шёл пешком, доставили меня домой на их машине.
Что я вякал во время интервью, как я писал прямо от руки это резюме, сидя перед спрашивающими, как я был уверен, что меня, два месяца назад приехавшего из СССР, не в жисть не возьмут на засекреченную фирму, производящую ... , всё это другая история.
В понедельник я начал работать на своей первой в Канаде фирме. Что и как - возможно, когда-нибудь и опишу.
Думал я потом, почему эта женщина мне помогла, и пришёл только к одному выводу: очаровал я её до без конца. Это у меня племенное. А позже узнал, что она помогла десяткам таких как я, не ища при этом никакой выгоды для себя. Вот такой потрясающий человек. И имя её прекрасное - Зелина - я не забуду никогда. Как и урок.
Вот такой простой урок. На всю жизнь.

Предыдущие излияния души про иммиграцию.
Недавно на "Русам" состоялась дикая битва (более 400 комментов!) об "иммиграции" - туда - сюда - обратно. Хорошо, что сдержался и не полез в драку. Но вот мои литературно-художественные планы это побоище изменило, и я решил запостить сегодня то, что планировал сделать попозже. Уж больно хорошо мой рассказ накладывается на эту "тему".
Заодно, тихо, без воплей, выясню для себя самого, что я по этому поводу думаю.

Прелюдие:
Существует два понятия, имеющие мало что общего друг с другом:
"родина" - место, где человека угораздило родиться, и сделать с этим ничего нельзя. Родителей хоть сменить можно. Это - никак.
"Родина" - идея, за которую люди, каких страшных мук бы им это не стоило, будут идти на жертвы, боль и смерть.
Существует два вида эмигрантов (я не беру в рассчёт беженцев):
первым на родине плохо, ужасно, страшно за себя и детей;
вторым - хорошо, но есть места, где, как они слышали, всё растёт толще и зеленее.
Как ни странно, и первые и вторые имеют кое-что общее: они сознательно уезжают с родины. На этом похожесть кончается, т.к. первые ещё могут найти Родину, вторые - НИ-КО-ГДА!
И вот эти вторые под давлением существующего (хотя и устаревшего) общественного мнения, к которому они прислушиваются по укоренившейся привычке, придумывают разные теории и оправдания своего отбытия: типа, мир - это большая деревня, типа, ищем, где себя лучше реализовать, типа, человек ищет, где...; в ход идут язык, культура, среда, что угодно.
Вся эта ахинея хуже, чем новое платье короля, посколько в отличии от того платья, в этом - куча дыр, из которых везде торчат ослинные уши. Никуда эти вторые не эмигрировали и не собирались. Материальный интерес - сейчасный либо отдалённый - был единственным мотивом их движения. И в этом НИЧЕГО ПЛОХОГО нет! Зачем притягивать сюда эмиграцию, я не понимаю.

Собственно сама история.
К тому моменту мы жили в Канаде уже пару лет. Привыкли к хорошему, нормальному, человеческому.
Поехали вместе с женой (бывает и такое) в огромный продуктовый магазин. Идём себе по айлу. Впереди движутся две женщины, обе - хорошо за пятьдесят. По русскому разговору становится понятно, что одна - "здешняя", которая показывает приехавшей из России подруге "хорошую жизнь". Вдруг интуристка останавливается, как вкопаная, и, показывая пальцем на банку, на которой написано "Борсчт" (то ещё пойло, я вам доложу), громко и никого не стесняясь, как и положено обычному русскому человеку, заявляет: "Ты посмотри на этих долбаных евреев! Они здесь уже так обнаглели, что даже суп себе приготовить не желают!"
Несколько человек, случившихся рядом и понимавших русский ("русский" район), остановились и вперились в интуристку взглядом, не говоря ни слова. "Здешняя" женщина, осознав, что произошло, истерически закричала: "Заткнись, дура, заткнись." Через минуту их не было в магазине.
Моя жена посмотрела на меня и тихо сказала: " Я тебе обещаю, что больше никогда в жизни не упрекну тебя, зачем мы от туда уехали."
Вот такой простой урок. На всю жизнь.

Предыдущие излияния души про иммиграцию.
Решил начать новую "серию" заметок о том, что происходило со мной или около меня с первых дней иммиграции. Не буду вставлять нравоучения или выводы. Если кто когда и прочтет, пусть сам(а) думает, что хочет.


Первые дни. Живем без машины, конечно - денег ещё не собрали. Люди говорят, рядом есть потрясающий продуктовый магазин. Ехать, типа, 5 минут. На автобусе, к сожалению, с пересадкой. Затаранились мы в этот автобус со складной телегой (старушки за продуктами с такой ходят), с горем доехали. Магазин - чистый музей, я такого богатства продуктов/еды на тот момент (да и сейчас) себе представить и не мог (начало девяностых, и мы - прямиком из Союза). Отоварились - по самые гланды, на кассе стоим, обсуждаем, как же мы в автобус то полезем с нашей телегой. Вышли наружу, тащимся к остановке. Слышим, сзади бежит мужчина к нам и что-то кричит. Жена - в панику, может, забыли за что-то заплатить? Догоняет, наконец, и говорит: "Мы с женой случайно услышали, что вы по-русски говорите и что у вас нет машины. Мы вас сейчас довезём". У нас - глаза на лоб. Пытаемся (по советской скромности) отказаться. Они (жена тоже подбежала) - ни в какую - "Не волнуйтесь, нам не в тягость". Впендюрили все их покупки, потом наши, потом ещё и телегу нашу - всё в багажник, и в 5 минут мы были у нашего дома. Дали нам их телефон и имена и сказали звонить, если что надо. Мы стоим как громом поражённые, я спрашиваю, с чего это они вдруг к нам так по-человечески (Союз, с их великими лозунгами о товарищах, у меня в то время ещё крепко стоял перед глазами). А они просто отвечают: "Мы себя помним, когда сюда приехали, и то как никого рядом не было нам помочь. Кто же как не соотечественники помогать друг другу будут". И уехали.
Я в тот день дал себе святой зарок - если когда-нибудь смогу кому-то помочь, случайным людям или незнакомцам, всё равно - гадом буду, а помогу.
Вот такой простой урок. На всю жизнь.

Задумка возникла так.
Я вот для себя разделяю канадцев на две категории.
Канадцы - иммигранты в первом поколении и канадцы - иммигранты в кавырнадцатом поколении, их я зову - истинные канадцы.
Для сокращения, и чтобы вас окончательно запутать, канадцы - иммигранты будут КИ, а истинные канадцы будут ИК.

Три автобусных примера различия:

1. Стоит автобус на остановке, издалека, расталкивая прохожих, несется человек, чтобы успеть. Не успевает и стоит на остановке и ругается по-не-местному, плюясь во все стороны. Сразу видно - КИ. Почему? Да потому что ИК никогда(!) за автобусом не побежит. Зачем? Что, другого не будет? И ведь будет - через 5, ну 10 минут.

2. На станцию сабвея приходит автобус. Стоит длинная очередь в него войти, все стоят вроде чинно. Как только автобус останавливается - куча народу сзади начинает переть прямо вперёд, не соблюдая никакого порядка. По голосам, виду и цвету определяешь - КИ. Мало того, начинается пихотня за справедливость, включая дергание за рубашку, обзывание и обещания отомстить - опять же между КИ. ИК спокойно ждут когда всё это стадо, оскорбив друг друга, ворвётся в автобус, входят затем, и, что характерно(!), никому ни на какое поведение не указывают.

3. В автобус входит пожилой человек. Вся молодежь (особенно с узкими глазами, но и другие хороши) сидит на местах для "особых" людей и начинает резко "засыпать". Если пожилой человек - КИ, или в автобусе сидит КИ, то место для пожилого человека будет потребовано. Но вот если пожилой человек - ИК, то он/она будет рядом стоять, с трудом держась за поручень, но места не попросит. Гордость тут не причём, просто нельзя обременять незнакомого человека своими просьбами. Даже если всё что надо - это попросить пододвинуться к окну, чтобы другой человек сел на СВОБОДНОЕ место. Нельзя. Так как незнакомец тебе нечем не обязан. Так и будут стоять рядом и болтаться как сосиски в свои ...тьдесят лет пока ты сам не предложишь место, свободное либо своё.

А вот не-автобусный пример.

Приходит время выборов. Начинаются дебаты - с этими будет лучше, нет с этими будет лучше. Кто не участвует во всей этой бодяге - это ИК. Им эти выборы - по барабану. Они на них даже и не ходят (30% явка! - как вам это нравится). И надо отдать им должное - не жалуются, что не тех выбрали. В отличие от КИ, которые не ходят на выборы по лени, но "воняют" по поводу плохого правительства от всей души. Почему ж ИК "don't care"? Потому как страну потрясающую создали: какой бы козёл ни пришёл к власти - плохо не будет. Может быть, было бы лучше или по-другому, но уж социальных катастроф не произойдёт. А если что и случится, так не беда - через четыре года другим дадим порулить, чай не Россия.

Не говорю, что хорошо а что плохо. Просто делюсь размышлениями.

Profile

zalupin

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 04:38 am
Powered by Dreamwidth Studios